28 кадыровцев

Шальопа и Гоблин у тов. Чекиста— Стране нужны легенды. В т.ч. святые легенды. А те, кто к ним прикасается, – мрази конченные, — сказал бывший министр.
— Верно, — согласился Чекист, — а вы что скажите?
— А я хотел бы служить в ЧК! – сказал режиссёр, фамилия которого рифмуется с неприличным словом, — и если можно, то дайте мне ствол, и я сам лично расстреляю вот этих мерзавцев.
— За что же? – спросил Чекист.
— Какая разница, за что? – искренне удивился режиссёр, — я просто пытаюсь втереться к вам в доверие и выжить. Как мой любимый герой сержант Добробабин, когда пошёл в полицаи.
— Дадим вам возможность пострелять, — сказал Чекист и обратился к следующему, — а вы что скажите?
— Ведь никого не интересует, было ли на самом деле спартанцев 300 или не 300, — сказал известный сетевой пропагандист, — главное, что подвиг в массовом сознании существует. А как было на самом деле – с точки зрения прагматического пропагандистского эффекта неважно.
— Согласен, — сказал Чекист, — а вы?
— Только малолетние дебилы не понимают, что… — начал было известный под взятым из английский литературы псевдонимом третий патриотический собеседник, имени которого никто не помнил.
— Достаточно, — прервал его Чекист и гадливо поморщился, — я вас понял. Итак, вы считаете, что главное – это создать святую легенду, а что было на самом деле – не так важно.
— Да… В общем, так… верно – вразнобой согласились арестованные.
— Ну что ж, — сказал Чекист, — в таком случае наши с вами цели в данный момент полностью совпадают. Мы даже предоставим вам возможность создать ещё одну святую легенду.
— А денег дадут?! – хором спросили все четверо.
— Нет, денег не дадут, — сказал Чекист, — дадут два противотанковых ружья и наиболее болтливых чеченских депутатов. В количестве 24 человек – чтобы всего вас получилось ровно 28. Отправитесь защищать Пальмиру. Вы будете политруком. — Чекист ткнул пальцем в бывшего министра. — Вы же теперь почётный панфиловец? Значит, и боевой опыт имеете… Жаль только, академик Куманёв перебежал на сторону ИГИЛ и работает у них карателем… Но это не страшно, вы и без него справитесь.
— Но мы… мы же… как же… — в разнобой заголосили арестованные.
— Вы что, не патриоты что ли? Против священных подвигов выступаете? Пиндосам продались?
«Патриоты» молчали. В четырёх головах вертелись колёсики. Все четверо обдумывали, есть ли способ перейти на сторону ИГИЛ…

Человек похожий на Максима Шевченко

Максим Шевченко у ЧекистаВнедрение (человек, похожий на Максима Шевченко)

— Вы ведь хотите помочь государству?
— Я? Я всегда! Любому государству! Вы же знаете, я всегда верой и правдой!
На хищном лице чернявого смуглого человека даже выступила слеза восторга.
— Всем чем угодно! – продолжил он, — Пером, видеоблогом и телепередачей! Готов послужить! Готов оправдать любые действия новой власти!
— Очень хорошо. Вам предстоит внедриться в банду.
Чернявый человек насторожился.
— В банду? – переспросил он, — я… гм… я вообще-то внедрялся в банды. В ельцинскую банду, потом в путинскую… Делал вид, что служу верой правдой. Даже деньги у них брал для достоверности… Передачи вёл, статьи писал… А сам изнутри разваливал их. Приближал неизбежное падение бандитского антинародного режима…
Чекист молчал. Чернявый человек всё больше смущался, и не лице его проступил испуг. Язык его как будто сам по себе продолжал ворочаться во рту.
— Приближал день победы над буржуями-капиталистами… — он замигал и перешёл на пение, — Этот день мы приближали как могли… Этот день победы…
— Вы про деньги говорили… — перебил его Чекист.
— Ах, да. Деньги. Деньги все я верну. До копейки. Всё в казну. Всё народу! Э… Трудовому народу. Трудящимся. Всё родной советской власти!
— Не надо возвращать, — сказал Чекист.
— Правда? – с надеждой спросил чернявый человек.
— Правда. Без вас всё подсчитаем, всё спрятанное найдём, и вернём всё, что у вас есть, в казну. До копейки. А теперь слушайте, в какую банду вам предстоит внедриться.
— Весь внимание!
— Вы ведь называли ветеранов первой чеченской войны ельцинскими бандитами, от которых мужественный Кадыров защищал свой народ?
— Да… Но…
— Никаких но. Вы внедряетесь в их банду. Вернее, в их боевое подразделение. В качестве вольнонаёмного уборщика.
И впавшего в истерику экс-аналитика чьи-то цепкие руки уволокли к новому месту службы.

Человек похожий на Савика Шустера

Савик ШустерАфганский пленник (человек, похожий на Савика Шустера)
— Пошевеливайся, господин Шевелис! — сержант попытался скаламбурить, подталкивая дулом автомата бывшего телеведущего.
— Я Савик, — жалобно отвечал тот.
— Да хоть шустрик! — ответил сержант, и подтолкнул сильнее.
Жалобное вяканье, раздавшиеся в ответ, уверило сержанта, что на сей раз он пошутил удачно. Втолкнув в кабинет арестованного, сержант встал у двери, а бывший журналист плюхнулся на стул, жалобно глядя на хмурого Чекиста, тушившего в медной пепельнице окурок.
Не спеша расправившись с табачным изделием, Чекист бросил на стол газету, и с хлопком припечатал сверху ладонью.
— Это… Это не я, — телекомментатор шарахнулся в сторону, будто на столе перед ним шипела афганская гюрза, — я ведь не был ни в каком Афганистане! Мы все репортажи в Канаде на радио «свободе» монтировали. И вот эту м… фальшивую «Красную Звезду» для советского ограниченного контингента, — тоже не я… Я никакого отношения!..
Чекист поднял на сержанта задумчивый взгляд, не слушая лепет журналиста.
— Намного выше ворот, — сообщил сержант.
— Правильнее сказать, ни в какие ворота не лезет, — ответил Чекист, преподав в очередной раз подчинённому урок юмора.
Сержант хмыкнул, схватил шустрика за шкирятник и поволок к выходу.
— Быстрый проход по правому флангу, пас в центральную зону, обработка мяча… — тихо, почти про себя говорил Чекист, прислушиваясь к гулким шагам в коридоре, по которому сержант вёл журналиста во двор, — ускорение, обыгрыш, выход один на один, удар по воротам…
— И гол! — подытожил комиссар, услышав выстрел во дворе.

Человек похожий на Игоря Шувалова

Игорь Иванович Шувалов у ЧекистаОзерки (человек, похожий на Игоря Шувалова)
Тонированный автомобиль с правительственными номерами остановился перед площадью. Не проехать! Тысячная толпа перегородила движение. Министр нервно оглянулся назад:
— Разворачивай! — крикнул он шофёру.
Машина сделала крутой вираж и рёвом стала набирать скорость. Но уже на первом перекрёстке облегчённо перекрестившийся министр смертельно побледнел. Толпа была и тут. Водитель резко с визжанием затормозил и выскочил из машины. «Его может и не тронут» — подумал министр и принялся закрывать окна, в тщетной надежде, что до него не доберутся. Народ уже обступил машину, и министр теперь лишь молился, проклиная решение посетить очередной саммит в Питере, и надеялся, что его спасёт бронированный мерседес.
Когда его вытащили на свет божий, наступила тишина. Люди молчали, не зная, что делать с не-жданно-негаданно попавшим к ним в руки ненавистным министром.
— Шувалова — в Озерки! — Вдруг радостно крикнул кто-то. И толпа потащила министра к известным питерским водоёмам.

Человек похожий на Эдвинса Шнуоре

Эдвинс Шнуоре у ЧекистаThe antisoviet story (человек, похожий на Эдвинса Шнуоре)
— Вы знаете, — сказал Чекист, облокотившись на край стола, и слегка подавшись вперёд, — изначально, мы, конечно, планировали вас на философский пароход отправить, дабы вы там своё тлетворное влияние распространяли. И вы бы там тихо мирно померли бы с голоду, поскольку благодарность англосаксов уже давно стала притчей во языцех. Но к несчастью для вас открылись новые обстоятельства. Тут один порнописатель доказал, что вы его порнорассказ использовали в качестве исторического источника в книге о второй мировой. Вот мы и решили ему вас отдать. Отдать, что называется с потрохами. У него фантазия богатая, вы ей воспользовались, а теперь придётся ей же, этой фантазии, послужить.
Рыдающего «историка» уволокли в коридор.

 

Люди похожие на Алексея Широпаева и Юрия Нестеренко

Широпаев и НестеренкоОранжевый Рейх (люди похожие на Алексея Широпаева и Юрия Нестеренко)
— Как наши мальчики? — с беспокойством спросил Чекист, — не растерзали друг друга?
— Что вы! — ответил врач! — Ни в коем разе! Мы признаться опасались, что они друг другу горло перегрызут, когда вы их посоветовали в одну палату посадить…
— Собственно, я на это и рассчитывал…
— Да, поначалу они собачились, пришлось даже два раза им успокоительное колоть. Но потом быстро нашли общий язык.
— Быть того не может! — изумился Чекист, — Что же у них общего… Хотя постойте! Общая ненависть ко всему советскому и русскому?
— Именно! — врач довольно потирал руки, — случай не описанный в мировой медицине! Что-то из ряда вон!
— И что же они делают?
— Мечтают. Мечтают о тысячелетнем оранжевом рейхе, построенном на принципах тотальной демократии и прав человека. О таком коллективном бреде любой врач даже мечтать не осмелился бы!
— Хм… а как же нацистская идеология? Кто у них унтерменши?
— Как кто? Русские и только русские! Они, а также коммунисты других стран единственные расово-неполноценные. А во всё остальном — полная толерантность и даже гомофобию преследуют!
— Н-да… — покачал головой Чекист, — так собственно, мы их к вам отправили для вынесения медицинского заключения.
— Невменяемы! Абсолютно невменяемы! — врач едва не прыгал от радости, — да мы на этом материале столько работ напишем мирового значения!
— Ну что ж. Рад, что вам помог, — сказал Чекист, — хоть какая-то польза от этих типов.
— Ещё какая! — сказал врач, — я даже не знаю как вас и благодарить. Вы новых присылайте, если что. А то их при старом режиме к сожалению не лечили. А уж какова была степень психопатии в обществе… Только сейчас на нормальный более-менее уровень выходим.
— Пришлём, — вздохнул Чекист. Таких по интернетам до сих пор предостаточно шарится.

Человек похожий на Виктора Шендеровича

Виктор Анатольевич ШендеровичИтого (человек, похожий на Виктора Шендеровича)
— Агитация за СПС, плюс сокрытие доходов, плюс издевательства над соседями-пенсионерами,
— Чекист перекидывал костяшки на счётах, — плюс несмешные русофобские шутки, плюс агитация в пользу чеченских боевиков, плюс непонятные конторы «рога и копыта», плюс протухшие плавленые сырки, плюс НТВ, плюс НТВ плюс, плюс ТВ-6… Итого… Однако!

Человек похожий на Сергея Михайловича Шахрая

Сергей Михайлович ШахрайШахрайство
— В уголовном кодексе незалежной и самостийной Украины был специальная статья «шахрайство». Кончено в кодексе буржуазного государства, да ещё в период дикого разгула демократии наказание было предусмотрено совсем не такое, какого требуют сегодняшние чрезвычайные обстоятельства, — сказал Чекист и нажал на спусковой крючок пистолета системы Стечкина.
— А в чём шахрайство-то? — спросил сержант.
— Эта дохлятина ельцинскую конституцию писала, — ответил Чекист, засовывая стечкина в кобуру.

Человек похожий на Михаила Швыдкого

Михаил Ефимович ШвыдкойКонтрреволюция (человек, похожий на Михаила Швыдкого)
— Да… расплодили вы контркультуру своей культурной революцией. На удивление швыдко у вас эта революция произошла, — сказал Чекист, — ну да ничего, мы сейчас контрреволюционную деятельность начинаем. Причём начинаем с самого начала — с индивидуального террора.
В лысом черепе немедленно появилось пулевое отверстие.
— Да, — сказал Чекист, — Мы, как и те контрреволюционеры ничего не забыли. Но, в отличие от них, кое-чему научились.

Человек похожий на Шнурова Сергея Владимировича

Шнуров, Сергей Владимирович в гостях у ЧекистаШнурочек-червячочек (человек, похожий на Сергея Шнурова)
— Хорошо вам, поэтам, — сказал Чекист, — образ простого пьющего питерского рубахи-парня эксплуатируем, а сами машины раритетные собираем, да на одном билборде с Ксюшей Собчак снимаемся… Читать вас, между прочим, одно удовольствие, — продолжил он, доставая стечкина, — как там у вас… «побрей пизду, сука»? или как? Так? Ну вот, видите… Кстати, не Ксюша ли вдохновила? Ладно… Как говорится, о покойниках… Да, так я собственно к вам вот зачем заскочил: интересуюсь, какую рифму лучше всего придумать к слову «стечкин»?
— Стечкин, стечкин… — забормотал самопровозглашённый наследник лиры Высоцкого, — стечкин… Сучки! У сучек течка…  — Стечкин не даст осечки, — укоризненно сказал Чекист, досылая патрон в патронник, — а к слову «шнур» по-моему, самая правильная рифма будет «жмур».

Певица похожая Шакиру Исабель Мебарак Рипoлль

Зарубежная певица (человек, похожий на певицу Шакиира Исабель Мебарак Рипoлль)
… Всю оставшуюся жизнь Чекиста мучили кошмары. И каждый раз, когда в кране урчала вода, ревел мотоцикл, или товарищ Шариков мучил кошку, Чекисту мерещилась воскресшая певица Шапиро, и он нервно хватался за бок, пытаясь нашарить стечкина.
— Вы Шапиро? — истошно заорал Чекист ещё до того, как упала слетевшая с петель дверь гостиничного номера.
— Шакира… but what…  — Вот-вот… Ствол тебе в рот, — рявкнул Чекист, отправив певицу в нокаут хуком слева, — сейчас проверим, можешь ли ты так истошно выть не под фонограмму…