Человек похожий на Михаила Федотова

Михаил Александрович Федотов у ЧекистаПерманентная десталинизация (человек, похожий на Михаила Федотова)
Рассказывают, что было это примерно так:
— Палачи! Вся моя жизнь пошла прахом. Вы воскресили чудовище! Будьте вы прокляты! — благообразный юрист-правозащитник театрально упал в кресло и взмахнул рукой.
— Скажите, — осведомился Чекист, — а сколько вы лет уже десталинизацией занимаетесь?
— С 60-х. Лично я с 60-х. А мои товарищи… — он сморщился от неприятного слова, и пояснил:
— Товарищи по борьбе. Да, так они и раньше начали. Мучились в лагерях, развенчивали культ личности, клеймили сталинщину, сражались с вами на страницах газет, книг, журналов. На телевидении. В интернете… Всё тщетно, увы.
— Да, и заметьте, что вы десятилетиями чернили и вытравливали память о Сталине, а она всё светлее и чище.
— Да. И если бы не вы, мы бы устроили новую волну десталинизации. Окончательную. Настоящую, мощную, всепоглощающую, непрерывную десталинизацию! — глаза правозащитника лихорадочно заблестели, короткая бородёнка затряслась, а с губ полетели в сторону Чекиста клочья пены, — О! Мы бы стёрли из памяти этого быдла память о гнусном тиране! Мы бы уничтожили саму… Что простите?
— Я говорю, идите и десталинизируйте.
— Что?
— Идите и десталинизируйте, — повторил Чекист спокойно.
Осторожно, бочком вышел не верящий своему счастью экс-советник экс-президента на улицу.
— Сталин тиран!! — громко и раскатисто крикнул он. Никакого ответа. Только как-то странно посмотрел на него прохожий, а мальчик в окне проезжающего трамвая покрутил пальцем у виска.
— У меня есть доказательства! Послушайте!! Слушайте все!!! — он бросился по улице вопя как можно громче.
………………………..
Говорят, что изредка и до сих пор можно встретить лунными ночами десталинизаторов. Преимущественно в сельской местности на пасеках, в грибных местах и малинниках вдоль просёлочных дорог пасутся они, поджидая редкого прохожего. Отощавшие и охрипшие, они то бормочут нечленораздельно что-то невнятное, то с нечеловеческой быстротой повторяют «репрессии-гулаг-катынь», то истошно орут «Свобода слова». Но серьёзные исследования не подтверждают этого. За последние годы ни одна из этнографических экспедиций, снаряжённых в места, где видели правозащитников, не подтвердила рассказы местных жителей.

Человек похожий на Юрия Фельштинского

Юрий Георгиевич Фельштинский у ЧекистаРандеву (человек, похожий на Юрия Фельштинского)
— Сходите, поговорите с Бухариным, — просто сказал Чекист обитателю неандерталоидного черепа и выстрелил.
— Был историк, станет экспонатом. Какой череп! Атавизм на атавизме, — восхитился член комиссии по историческим фальсификациям, с согласия которой приводился в действие приговор, — великолепно!

Человек похожий на Валерия Фадеева

Фадеев Валерий АлександровичЭксперт (человек, похожий на Валерия Фадеева)
— Границы закрыты, сбежать не получится, — просто сказал Чекист, переменив на прямо противоположный смысл известной фразы единоросса.
— Но ведь… Я ведь ту фразу по поводу выборов говорил…
— И я по поводу выборов. У нас не было выборов тогда, а сейчас нету выбора у вас. Пшёл!
И Чекист подтолкнул истероидного журналиста в сторону воронка.

Человек похожий на Александра Федулова

Федулов Александр МихайловичОчная ставка (человек, похожий на Александра Федулова)
— Значит, говорите, основу идеологии коммунизма составляет уничтожение человека человеком?
— Ну… я это говорил?
— Говорили-говорили. У меня и свидетель есть!
— Ну… раз свидетель…
— Ага. И я вас сейчас одними «очняками замордую». Введите свидетеля!
Увидев свидетеля «евразиец» пал на колени и истошно заорал «Не надо»!
— Надо, Федя. Надо. Давай, Василий Иваныч.
— Василий Иваныч! Вы же меня раздавите!
— Раздавлю, — согласился свидетель.
Так видный политик был замордован очняками насмерть.

Человек похожий на Анатолия Фоменко

Анатолий Тимофеевич Фоменко у ЧекистаПамяти святой инквизиции (человек, похожий на Анатолия Фоменко)
— А вы, господин лжеучёный, отрицаете, многие исторические моменты?
— Я не отрицаю… это факты!.. Я не лжеучёный! Всё было по-другому! Официальную историю подделали Петавиус и Скалигер! Я… я могу это доказать! У меня выкладки! — немедленно взвился всклокоченный субъект ботанического вида.
— Хм… а вот скажите, это правда, что в своё время инквизиторы сжигали на кострах людей?
— Да, это правда. Да сжигали!
— И что, Джордано Бруно сожгли?
Повисла тишина. Было слышно, как мучительно скрепят извилины математика, пытающегося сообразить, к чему задан вопрос. Его мучения прервал Чекист:
— Ну ладно. Мы в ЧК математически доказали, что вы и Джордано Бруно — это один и тот же человек. И вас на самом деле не существует — вас сожгли. Ваше существование здесь — это результат исторической подтасовки, которую провели Петавиус и Скалигер.
— И… и что же мне делать?.. — обречённо спросил математик.
— Вам — ничего! — ответил Чекист, — а нам — исправить недоразумение.
В огромном костре, сложенном из книг по новой хронологии, исчез никогда на самом деле не существовавший академик, выдуманный гнусными фальсификаторами истории. Вместе с ним сгорели и его никогда не существовавшие идеи…

Человек похожий на Андрея Фурсенко

Андрей Александрович ФурсенкоКазнить, нельзя помиловать (человек, похожий на Андрея Фурсенко)
— Здравствуйте. Я представитель чрезвычайной приёмной комиссии. Сейчас мы с вами будем сдавать единый государственный экзамен.
— Простите что? — седовласый министр поперхнулся и закашлялся.
— Единый государственный экзамен. Это специальная процедура для чиновников, придуманная Совнаркомом, — охотно пояснил Чекист и, достав из кобуры пистолет, удобно разместился в кресле, — все государственные чиновники высокого уровня должны сдавать. Вы готовы?
— Я готов, — судорожно сглотнув, ответил побледневший министр.
— Отлично. Начнём с экзамена по математике, которую вы так настойчиво хотели убрать из школьной программы. Внимание, первый вопрос. Два или три.
— Что?
— Два. Или. Три. — чётко повторил Чекист.
— Но… как же, я же не знаю контекста…
— Контекст вам знать не надо. Вам нужно знать правильный ответ на вопрос. Как в ЕГЭ. У вас осталось 20 секунд.
— Два, — выпалил министр.
— Вы сделали свой выбор, — ответил Чекист, — поставили запятую перед вторым словом, а не перед третьим во фразе «казнить нельзя помиловать».
Сухо треснул стечкин…