Неволен (человек, похожий на Алексея Волина)

Алексей Волин у Чекиста— В нашем изоляторе самая лучшая в мире еда. Те, кому не нравится содержимое его шлёмки, могут его не есть, — ответил сержант и снял тарелку с лотка.
— Подождите, гражданин начальник, не убирайте… не закрывайте кормушку… Пожалуйста, я есть хочу.
Сержант на минуту замешкался, изучая табличку, висящую на стене рядом с камерой. Затем захлопнул кормушку и сказал:
— Сегодня время обеда прошло. Вы от приёма пиши отказались.
— Но мои права как заключённого…
Сержант, не отрывая от таблички глаз, ответил:
— Любой сотрудник исправительного учреждения должен твёрдо помнить, что у него нет задачи сделать мир лучше, соблюдать права заключённого, выполнять действующее законодательство. Это всё не наказание для преступников. Задача сотрудника – наказывать тех людей, которые грабили его народ. Нас чётко учили на курсах тому, что, придя на работу в тюрьму, где содержатся бывшие члены правительства, мы будем отстаивать интересы народа, и народ будет указывать нам, как лучше выбить из мерзавцев показания. И народ имеет на это право, потому что мы, сотрудники, – его часть.
Чекист подошёл к сержанту и заглянул в прикреплённую к стене табличку. На ней, как и на других табличках у каждой камеры спецтюрьмы, висели избранные цитаты бывших видных деятелей прошлой жизни: политиков, «аналитиков», журналистов и шлюх от «культуры» и шоу-бизнеса. Дабы сотрудники читали и понимали, какая перед ними находится рафинированная мразь.
— Хорошо сформулировал, грамотно, — похвалил Чекист.
— Стараемся, товарищ комиссар, — ответил сержант, — вот только когда его уже в лагерь и на работы?
— Думаю, скоро. Как только скажет, где все деньги до последней копейки спрятал – так сразу следствие и окончим. И на работы.
— А сколько дадут, как думаете?
— Не считал. Много. Он же годами в Правительстве сидел и рассказывал нам, что он наш наёмный работник. Это ж одно из любимых либералами заклинаний. И тут же нам рассказывал, что нам никто ничего не должен. В т.ч. и он. Мы его наняли, чтобы он защищал наши интересы и занимался наведением порядка на ТВ, а он нам – не нравится, не смотри. Но в то же время повторял, что работник обязан выполнять требования хозяина, который платит им деньги.
Если он – наш наёмный работник, и он считает, что не должен на нас работать, то что нам с ним делать? В общем, пока всю зарплату, полученную за все годы, которые не работал, не отработает – точно будет сидеть. Ну и плюс суд что-то накинет за моральный ущерб, нанесённый работодателю, т.е. народу. Пени, штрафы, индексация в связи с инфляцией… Много должно получиться. Устанет отрабатывать.

Человек, похожий на Николая Валуева

Николай Валуев у ЧекистаКувалда (человек, похожий на Николая Валуева)

— Скажите, а сколько бюджетных рублей ушло на то, чтобы купить вам чемпионский пояс?
Огромный, похожий на неандертальца человек поморщился.
— Прошлое ведь дело, — сказал он.
— Позор профессионального бокса – действительно, дело прошлое, — согласился Чекист, — тем более не первый позор, и не последний. А вот деньги надо вернуть
— Послушайте… Я… У меня столько нет… всего, заработанного за депутатство в Госдуме, не хватит…
— За Госдуму вам будет выставлен отдельный счёт.
— Но как же… Может, я отработаю?
— По крайней мере, вам будет предоставлена такая возможность.
— И кем же я буду работать?
— По первой вашей специальности.
— На стрелки ездить что ли? – с облегчением спросил бугай, — это я могу. Меня не зря Коля-кувалда называли… А ещё пенсионеров могу бить…
— По крайней мере, могу вам гарантировать, что ваша работа будет связана с кувалдой. Вряд ли в колонии вам доверят какой-то другой инструмент, — сказал Чекист, и коротко добавил: — увести.

Человек похожий на Михаила Барщевского

Михаил Барщевский у ЧекистаПредставитель в суде (человек похожий на Михаила Барщевского)

Некоторое время они молчали и будто играли в гляделки. Потом подследственный выпалил:
— А я ведь член КПСС между прочим. Партбилет в тумбочке до сих пор.
— И руководитель либеральной «Гражданской платформы» тоже, — невозмутимо ответил Чекист.
Они опять помолчали. Потом Чекист достал из стола и начал заполнять какую-то бумажку.
— Да, это так, — продолжил его собеседник после паузы, — я сопротивлялся антинародному путинскому режиму, разлагал его изнутри, так сказать. Я, между прочим, ваш товарищ. Боролся против Путина на своём участке фронта.
— Защищая Путина в Конституционном суде… — не отрываясь от писания, сказал Чекист.
— Я…
— Не переживайте, будете заниматься тем же самым. Я как раз выписываю соответствующий документ.
— Правда?
— Правда. Будете представителем Путина и правительства РФ в суде.
— Отлично!… но, — глаза юриста мигнули, — но подождите! Путин же…
— Да. Будете защищать интересы Путина на страшном суде, — Чекист шлёпнул на заполненную бумажку печать, — я как раз выписываю вам туда пропуск.
И стенающего юриста поволокли в коридор.

Человек похожий на Романа Виктюка

Роман Григорьевич ВиктюкФонд Мазоха (человек, похожий на Романа Виктюка)
— Вот так вот… да! Вот это артистично! А теперь Сталин должен пощекотать Берии грудь усами. Да! О, да! Это сексуально! И Берия вот так ножкой. Ножкой вот так с балкона показывает, как бы соблазняя… вот хорошо. Ты мой сладкий! — режиссёр потрепал по попе артиста, — пять минут перерыв! А потом репетируем дальше! Не расслабляемся, противные!..
— А почему бы не приделать Берии грудь? — режиссёр бормотал вслух, расхаживая по опустевшей сцене, которую поспешили покинуть актёры, стараясь не попадаться лишний раз на глаза своему легковозбудимому мастеру, — А что? Пусть будет грудь! Да, грудь это эротично! И это будет показывать бисексуальность любого человека, даже палача Берии! Да! Это так возбуждает! В Берии две природы — природа палача, выраженная его мужской лысиной, и женская природа подчинения! Да, сиськи ему побольше. О, да! Это так возбуждает! И кажется, такого ещё никто не делал…
Режиссёр оглянулся по сторонам. Сцена опустела. И он уже хотел было воспользоваться этим и нырнуть за кулисы, чтобы снять излишнее творческое возбуждение, в которое его привела мысль о Берии, как вдруг увидел хмурого человека в кожанке, сидящего в первом ряду зрительного зала.
— Кто вы? — режиссёр игриво бочком двинулся к краю сцены, присёл на неё точно напротив незнакомца, и, закинув ногу на ногу, принялся развратными движениями гладить себя по бедру.
Незнакомец встал и брезгливо посмотрел на режиссёра сверху вниз.
— А вы какого размера хотите Берии грудь приделать?
— Дело не в размере, — охотно пояснил режиссёр, — дело в возвращении к тоталитарным ужасам, которые символизирует грудь Берии. Поэтому грудь будет женская, но волосатая и дряблая. Вот как у меня! — и он принялся расстёгивать пёструю рубашку, не сводя глаз с Чекиста.
— Тебе нравится моя грудь, малыш? — режиссёр неожиданно перешёл на сладострастный шёпот, — у тебя такой типаж, такая кожанка… меня всегда возбуждала кожа… Ты не хочешь играть в следующем спектакле? Если хочешь, то ты должен посетить индивидуальную репетицию…
— Хватит стонать, гнида! — режиссёра грубо толкнул кто-то из сокамерников, которому мешали сладострастные стоны, издаваемые во сне бывшим народным артистом.
Режиссёр рывком сел, со сна не соображая, где он, и упёршись глазами в дверь камеры, разревелся.
— Опять ему во сне не обломилось. Но удалось отведать комиссарского тела, — сказал кто-то, и камера разразилась дружным ржанием.
— Тихо там! — снаружи ударили по двери дубинкой, — не орать!
Некоторое время в камере господствовала тишина.
— И чего его сразу не расстреляли на месте? — спросил, наконец, один из сидельцев полушёпотом.
— За фонд они кубаторят, — ответил старый уголовник с перебитым носом, — он ещё фонд какого-то Мазоха держал. А там, базлают, лавэ, которое новой власти нужно. Вот всё за него узнают, а потом и кончат его…

Люди похожие на арт-группу «Война»

"Война"Миру мир, война войне (люди, похожие на «арт-группу Война»)
— Отвоевались гаврики, — запыхавшийся сержант положил на стол утреннюю сводку и вытер со лба пот, чтобы не закапать им стол. Переведя дыхание, он стал наливать себе зелёного чаю.
— Кумыс свежий вечером будет, — задумчиво сказал Чекист, — ты знаешь, я уже к жаре привыкать начинаю.
— А к холоду ночью?
— А что сделать. На то и служба. Вроде никто не помер ещё. Кроме этих твоих «художников». Чего они там?
— Зарезали другие ссыльные. Уголовники.
— Хреново, — сказал Чекист и побарабанил пальцами по столу, — Хреново, но мы начальству сколько писали, чтобы их от нас в убрать и перережим сделать?
— Восемь раз писали, — выдохнул сержант, залпом выпив второй стакан холодного чая и, наконец, немного отдышавшись после часового пути по палящему июльскому зною.
— Вот-вот. То у них транспорта нет, то мест в централе не хватает… Ну и вот результат. Чего они на сей раз сотворили?
— Сломали деревянный туалет, и из содержимого выгребной ямы начали лепить огромный шар. Перформанс назывался «Мир-дерьмо».
— Слепили?
— Не успели. Терпение у уголовников кончилось.
— У меня бы тоже кончилось. Застрелил бы свиней и дело с концом. Ещё при аресте надо было, нечего всякую дрянь сюда вести…
Чекист снял трубку и стал набирать номер начальства. Разговор комендату 4-го участка ссыльного поселения предстоял неприятный.

Человек похожий на Ирину Винер

Ирина Винер у ЧекистаЛузер (человек, похожий на Ирину Винер)
Чекист достал из стола папку и раскрыл на последней странице.
— «Когда по телевидению начинают ностальгически петь о прошлом, меня тошнит, прошлое было ужасным… И мы только рыскали по магазинам, как голодные собаки», — прочитал он вслух, — что делать будем?
— Это… это…
— Это ваш приговор, госпожа тренер.
— Винер.
— Не важно. Важно то, что жить вам придётся отныне в условиях не ужасного тоталитарного прошлого, а светлого демократического настоящего. Причём только вам. Все остальные будут жить по-советски, а вы — на среднюю российскую пенсию. Заодно и узнаете на своей шкуре, где именно рыщут голодные собаки. Уверяю вас, что пропитание они ищут не в магазинах. Вон.
«Перррреименование! Перррреименование!!!» — заорал цветастый попугай, подарок кубинских товарищей, в ответ на громко хлопнувшую дверь.
— Как скажите, Дмитрий Анатольевич, — ответил попугаю Чекист, — переименуем. Была Винер, стала Лузер.

Человек похожий на Анжея Вайду

Анджей Вайда у ЧекистаГордый шляхтич (человек, похожий на Анжея Вайду)
— Как так? — с сильным акцентом осведомился польский режиссёр, — прошу пан Цекист пускай меня в Польску.
— Ради бога. Только пешком и только через Смоленск. Вперёд, — сказал Чекист к величайшему удивлению и режиссёра, и конвойных, приведших фальсификатора и русофоба в кабинет.
— Дзякаю, — униженно поблагодарил режиссёр, а про себя злорадно добавил «матка боска, це не москаль». И лишь выйдя из здания ЧК вдруг осознал он конец фразы. Через Смоленск. И холодный пот прошиб гордого шляхтича.
— А если дойдёт? Вдруг?
— Не дойдёт. Смоленск поляков не жалует.
— Ну, а если? На бога, товарищ комиссар, надейся, а сам не плошай, как говорится.
— А мы и не плошаем, — Чекист подмигнул конвойным, — на всякий случай, ну вдруг, если что, встретят пана режиссёра в Смоленске. Кстати, кто знает, как у начальника тамошнего ЧК фамилия?..
— Правильно, — не дождавшись ответа, продолжил Чекист, — Сусанин. Вот такие дела, братцы.

Человек похожий на Анастасию Волочкову

Анастасия Юрьевна Волочкова у ЧекистаЛеблядиное озеро (человек, похожий на Анастасию Волочкову)
В озерский ИТЛ прибыл этап. Зечки с сумками, в которых содержалось их имущество, выгружались из автозака и строились вдоль стены.
— Это кто? — спросил дежурный у начальника конвоя, кивнув на одну из зечек с расцарапанным лицом.
— В автозаке подралась с другими заключёнными. Характер стервозный донельзя, так что за волосы её таскают регулярно.
— Морда знакомая, — сказал дежурный, оглядывая растрёпанную зечку, оправляющую поредевшие волосы.
— Балерина! — ответил начальник конвоя.
— Точно! Та самая. Ну, эту мы в пятый барак определим к той самой кобыле, дочке мэра и сенатора. Раньше они элитных жеребцов поделить не могли в ночных клубах, а теперь пусть за шконку и шлёмку воюют, стервы.
И дежурный, взяв папки с личными делами, подошёл к строю заключённых…
Одетта сменила белоснежное платье на чёрную зековскую робу Одиллии с биркой, на которой был корявыми буквами написан номер отряда, срок и статья.

Про малолетних любителей упячки

Анатолий ВассерманУГ (про малолетних любителей упячки)
— ЧАКЕ КАГБЕ Я!!!1111АДИНАДИНАДИН, — ПРОИЗНЕСЕ ЧЕКИСТЕ, ПОПРАВЛЯЕ СЕБЕ КО-КАРДЕ, — ПОТС ЗОХВАЧЕН СМАТРИ БАЛЕТ СУЧЕЧКЕ111!!!!11АДИНАДИНАДИН!11
— ОЯЕБУ ЭТО Я ИДИОТ НЕ УБЕЙТЕ МЕНЯ!11АДИНАДИН. КАГБЕ МОЖЕ ПРОСТО ЛАЗНУ-ТЕ ОКТАЭДРЕ?7777??77СЕМЬСЕМЬСЕМЬ, — ОНОТОЛЕ ВОПРОШАЕ.
— НИПЕПЯКЕ ШАЧЛО ЖЕПЬ ЕБРИЛО ЧОЧО АДИН-АДИН ПОТС, — В ГНЕВЕ ДОСТАВАЕ ЛУЧЕМЁТЕ, СООБЩАЕ МУДРЕ ЧЕКИСТЕ.
— СЛАВНЕ МУДРЕ ЧАКЕ, — ОНОТОЛЕ УМОЛЯЕ, — ЖЫВТОНЕ ЧОЧО УПЯЧКА1111111!!!!! Я МАРКИСТЕ!111ЁЁЁЁАДИНАДИНАДЖИН1ЁЁЁ11
— НЕЧЕСТИВЕ ТРЕШЕ УСЕКИ СУКА МАЛОЛЕТНЕ ХАКЕРЕ БЫЛИ ПОПЯЧЕНИ АРМИЕЙ ВЧК ВО СЛАВУ КАКГБЭ!!1111
— ОЭТО ППЦ, СУКА!
ЛУЧЕ ПРООНИКАЕ МОЗГЕ. МОЗГЕ, СУКА, ВЫТЕКАЕ. ОНОТОЛЕ ПОДАХЫ-АЕ!11111АДИНАДИНАДИНЁЁЁ11, СУКА. УГ РАЗУПЛОТНЕНО.

Человек похожий на Виктора Вексельберга

Виктор Феликсович ВексельбергРоковые яйца (человек, похожий на Виктора Вексельберга)
— Яйца на стол! — громко крикнул Чекист.
Банкир немедленно, в какие-то доли секунды спустил штаны и выложил на стол их содержимое.
— Да не эти же! — Чекист с досадой хлопнул по столу ладонью, и массивная зелёная лампа, потеряв равновесие, грохнулась прямо на край стола…
— Ну вот видишь, — сказал Чекист наклонясь к валяющемуся на полу и воющему фальцетом олигарху, — а положил бы те, золотые, которые ты на украденные у народа деньги купил на аукционе, — остался бы живым и здоровым. А теперь, тебя ещё в тюремной больнице держать… Лечить… Ждать пока на ноги встанешь, и начнёшь лечение в трудовом лагере отрабатывать. Так где яйца-то?
Олигарх не отвечал. По его лицу текли слёзы, и он тоненько-тоненько чего-то бормотал.

Человек похожий на Михаила Веллера

Михаил Иосифович ВеллерВеликий последний шанс (человек, похожий на Михаила Веллера)
— Только потому, что фамилия моя Звягин, а по званию я майор, — сказал Чекист, — вам, гр-н писатель, даётся послабление. Через 10 минут отходит последний пароход на город Нью-Йорк? Успеете добежать? Это ваш великий последний шанс…

Человек похожий на Вячеслава Володина

Вячеслав Викторович ВолодинРазмедвеживание (человек, похожий на Вячеслава Володина)
Миллионер, участник списка журнала «Форбс», и один из главных медведей страны напряжённо и неестественно прямо сидел на краешке стула.
— Скажите, господин хороший, — осведомился Чекист, — как вам в голову-то приходили такие знаменательные идеи? Обязать всех единороссов дважды в стуки посещать региональные сайты в целях поднятия рейтинга. Или обязать пользоваться ай-падами вместо бумаги членов всех региональных политсоветов? Вы действительно головой едроснулись, или это вы так по приколу вымедвеживались?
— Я, вы знаете, я… — волоокий чернявый господин суетливо задёргал волосатыми пальцами, — это же была работа. А что делать? Надо было как-то… Ну… У нас же в партии все так, не я один. Это же смешно. Нельзя же человека расстреливать за такую ерунду, за клоунаду такую.
— Успокойтесь. Не будем мы вас расстреливать… за это.
— Слава богу! — уж начал было благодарить единоросс, но когда вторая часть фразы дошла до его сознания, глаза цвета спелой черешни затуманились дымкой, — а… а за что?
— Хм… — Чекист придвинул к себе толстую папку с надписью «уголовное дело» и раскрыл её наугад, — Ну, например, за то, что вы превратили в кормушку для «отпрысков» элиты МГУ и крышевали 26-летних старших преподавателей, занимающихся одновременно взяточничеством и агитацией за вашу партию. Нормально?..
Из больших тёмных южных глаз с поволокой текли на волосатую грудь чистые прозрачные слёзы запоздалого раскаяния.

Люди похожие на Александра Вахмистрова и Михаила Осеевского и Вадима Тюльпанова

Вахмистров, Осеевский, ТюльпановУплотнительная посадка
(люди, похожие на Александра Вахмистрова, Михаила Осеевского и Вадима Тюльпанова)
— Да сколько ж можно! Камера не резиновая, — взмолился кто-то из многочисленных вице-губернаторов, когда им подкинули очередного крупного чиновника из администрации города.
— Ничего страшного, уплотнитесь!
— Дышать же нечем! Есть же нормы!
— Есть. Но старые нормы мы пересмотрели, теперь действуют новые правила камеропользования и засадки. Сейчас, кстати, готовится новая поправка в правила внутреннего распорядка. Мы вам вместо окна приделаем ещё одну откидную койку. Для спикера городского парламента.
— Но это же невыносимо. Мы задыхаемся! — вице-губернаторы в один голос начали причитать.
— Таково распоряжение о новых правилах уплотнительной посадки. Мы же не можем для вас новые камеры открывать, так что уплотнитесь.
— Разуплотните нас! Мы же итак друг на друге сидим!
— Скоро разуплотним. Завтра приговор суда вступит в законную силу, и вы все будете разуплотнены, не переживайте, — и инспектор захлопнул окошко в камеру.

Человек похожий на Владимира Войновича

Владимир Николаевич ВойновичПисатель (человек, похожий на Владимира Войновича)
— Значит, вы утверждаете, что Сталин, сын Пржевальского и его любимой кобылы… Интересная версия. Вы, как человек образованный, должны знать, что эксперимент считается корректным, если его может повторить любой исследователь. Тем более любовь к лошадям у ваших персонажей вроде Чонкина прямо-таки патологическая, видимо не случайно.
— И долго мне этим заниматься? — радостно спросил писатель, поняв, что его не расстреляют, и, судя по всему, даже не собираются бить.
— До получения положительного результата. Тут только один нюанс есть: лошадей Пржевальского сейчас мало, мы их уродовать не собираемся, так что выбор породы жеребца за вами. Мой вам совет, соглашайтесь на пони.
— А… Жеребца? А как же…
— Жеребца, милейший, жеребца. Кобылой будете вы.

Люди похожие на Матвея Ганопльского и Алексея Венедиктова

Люди похожие на Матвея Ганопльского и Алексея ВенедиктоваДень радио (Люди, похожие на Ганапольского и Венедиктова)
— Ну что, гр. Макаревич? Допрыгались?! — спросил Чекист, переступая через говно польское, кото-рое столь успешно претворялось мёртвым, что даже изрядно пованивало.
— Я не Макаревич!
— А я вас путал всегда, смотрю — то стриженый, то с волосами. Так и думал, что вы — это волосатая модификация Макаревича.
— Нет! Что вы! Как вы могли подумать! Мы совершенно разные люди!
— Не нет, а да. Именно волосатая и именно модификация, хотя может быть, люди вы и разные. В общем, не знаю, что тут у вас за ухо Москвы такое, но глаз мы вам на соответствующее место сейчас натянем.

Человек похожий на Вишневского Владимира Петровича

Вишневский Владимир ПетровичПоэт (Человек, похожий на Владимира Вишневского)
Присев на корточки, Чекист заглянул под кровать и встретился взглядом с модным современным поэтом.
— Я, конечно не достиг такого совершенства как вы, чтобы писать одностишьями, — сказал Чекист, — но всё же в некотором роде я ваш коллега.
По-своему на мир глядят поэты все. Вот кстати:
Я на него гляжу в прицел, а вы из-под кровати…