Чекист - литературнo-публичистический проект на тему альтернативной истории

Чекист - литературный проект на тему альтернативной истории.
Группа Вконтакте

К чекисту уже приводили: (список по алфавиту)

Человек похожий на Сергея Кургиняна

Сергей Ервандович КургинянЗащита Чубаки (человек, похожий на Сергея Кургиняна)
— Поехали.
Из кадра поспешили удалиться гримёры и обслуга, операторы и режиссёры заняли свои места. Всё было готово к новому появлению в эфире говорящей головы.
Друзья мои! Вы видите схему мироздания. Здесь нарисовано, как спасти мир и Россию. Россию спасёт сверхтмодерн. Сверхмодерн это лучше чем премодерн, модерн и постмодерн, и это альтернатива власти переродившихся элит.
Говорящая голова стала тыкать ручкой в неразборчивую каляку-маляку, нарисованную на бумаге. Оператор старательно потряс камеру, расфокусировал её, а затем снова сфокусировал, создавая у наивных зрителей эффект любительской съёмки.
— Сверхмодерн завёт нас в катакомбы. Но в катакомбах нет Путина. Подумайте об этом, в этом нет смысла! С чего бы сторонникам Сверхмодерна уходить в катакомбы, если все мы сторонники добра и прогресса? В этом нет смысла!
Говорящая голова нарисовала очередной каракуль и продолжила:
— Но что ещё более важно, вы должны спросить себя, а при чём тут я, вы, Россия, Советский Союз и элиты? Да ни при чём, дорогие друзья, это не имеет никакого отношения к данному делу и вообще ни к какому делу. В этом нет никакого смысла!
Взгляните на меня, я консультант, всю жизнь находящейся во власти, защищающий сейчас компрадорскую элиту и Путина, и я веду речь о справедливости и зову вас в катакомбы. Какой в этом смысл? Друзья мои, я несу бессмыслицу, во всём этом вообще нет смысла!
Итак, запомните, когда вы взвешиваете, сопрягаете и слушаете мои лекции, где я в течение нескольких суток разглагольствую о спасении человечества, есть ли в этом смысл? Нет, в этом нет смысла!
Поэтому, друзья мои, если вы любите Россию, привержены идеалам добра и справедливости, являетесь русскими патриотами, вы обязаны воздать мне божественные почести, и проголосовать на ближайших выборах за того, кто мне больше заплатит… До встречи в следующей передаче.
Голова вытерла пот со лба, отложила в сторону карандаш и бумажку с калякой-малякой и только тут заметила, что операторы, режиссёры и подносящие чай девочки куда-то исчезли. Вместо них в кресле восседал угрюмый человек в кожанке.
— В катакомбы? — спросил человек, — Это можно. У нас на северах есть где мирным созидательным трудом спастись. Пошли?
— Да вы что! Как вы смеете! — говорящая голова ещё не вышла из образа, а потому находилась в совершеннейшем отрыве от реальности, комкая рисунки с каляками-маляками и кидая их в ярости в Чекиста, — Щенок! мальчишка! Я Караулова консультировал! Я Яковлеву помогал! Я Хасбулатова учил! Я с Березовским работал! Я Степашина в люди выводил! Я… стойте… подождите!…
Но чувство реальности вернулось к голове слишком поздно.
— Уговорили, — пожал плечами Чекист, — отправляйтесь к тем, кого консультировали.
Грянул выстрел.