Чекист - литературнo-публичистический проект на тему альтернативной истории

Чекист - литературный проект на тему альтернативной истории.
Группа Вконтакте

К чекисту уже приводили: (список по алфавиту)

Человек похожий на Павла Лунгина

Павел Семёнович Лунгин у ЧекистаЦарь не настоящий! (человек, похожий на Павла Лунгина)
Режиссёр бежал. До границы оставалось уже недалеко, и он присел передохнуть. Прислушался. Тишина, глухомань… Значит, всё должно получиться. А уж заграницей он примется за привычное дело — пудрить мозги зрителю. Уж что-что, а это он умел. Писал сценарии про комсомольцев, красноармейцев, про Аркадия Гайдара. Как рухнул Союз, — ударился в православие, не забывая при этом пользоваться своим чистым еврейством, дававшим определённые преимущества. Затем снял несколько ура-православных фильмов с разбиванием иконой опор моста. Заодно угождая власти, ругая «костную немодернизируемую Россию», из века в век погрязающую в цареугодничестве и неправильным нелиберальным менталитетом народа. Власть его за это хвалила. Пришло время — пришёл и в ЧК с тщательно подготовленной речью:
— Времена меняются. Была мучительная переоценка. А теперь я осознал, что только уникальный русский путь годится для России. И путь этот связан неразрывным диалектическим единством с советской властью. Именно в корнях русской общины, в гуще крестьянской массы, вызрела идея советской власти — глубоко христианская по своей сути. Ленин был первым, кто осознал это и…
— Понятно, понятно, — ответил Чекист и зевнул. Слышали сто раз всё это. При СССР вы были настоящим советским человеком, затем — столь же истовым «православным», теперь вот опять вы стремитесь примазаться к господствующей идеологии. Только не проканает на сей раз. Больше никто уже не поведётся на ваши русофобские и либерально-западнические финтифлюшки, под каким бы вы их соусом не преподносили и в какие бы фантики не заворачивали.
На следующий день режиссёр бежал. Благоразумно опасаясь поездов, самолётов и кораблей, он бежал через тайгу. Кажется, он правильно выбрал момент, когда ЧК было не до него, потому что никто его не преследовал… Только вот никто ли?
Режиссёр, поднялся с пенька, оглянулся и столкнулся лицом к лицу с медведем.
— Господи! — впервые в жизни искренне помянул он имя божье.
«За Веру, Отечество и царя Иоанна Васильевича», — подумал медведь, с хрустом опуская пудовую лапу на голову режиссёру.
Обнюхав мертвечину, мишка удалился в ближайший малинник, удивлённо качая головой. Откуда в его мозгу взялись мгновение назад такие сложные и непонятные мысли, косолапый так и не понял.