Чекист - литературнo-публичистический проект на тему альтернативной истории

Чекист - литературный проект на тему альтернативной истории.
Группа Вконтакте

К чекисту уже приводили: (список по алфавиту)

Человек похожий на Максима Шевченко

Максим Шевченко у ЧекистаВнедрение (человек, похожий на Максима Шевченко)

— Вы ведь хотите помочь государству?
— Я? Я всегда! Любому государству! Вы же знаете, я всегда верой и правдой!
На хищном лице чернявого смуглого человека даже выступила слеза восторга.
— Всем чем угодно! – продолжил он, — Пером, видеоблогом и телепередачей! Готов послужить! Готов оправдать любые действия новой власти!
— Очень хорошо. Вам предстоит внедриться в банду.
Чернявый человек насторожился.
— В банду? – переспросил он, — я… гм… я вообще-то внедрялся в банды. В ельцинскую банду, потом в путинскую… Делал вид, что служу верой правдой. Даже деньги у них брал для достоверности… Передачи вёл, статьи писал… А сам изнутри разваливал их. Приближал неизбежное падение бандитского антинародного режима…
Чекист молчал. Чернявый человек всё больше смущался, и не лице его проступил испуг. Язык его как будто сам по себе продолжал ворочаться во рту.
— Приближал день победы над буржуями-капиталистами… — он замигал и перешёл на пение, — Этот день мы приближали как могли… Этот день победы…
— Вы про деньги говорили… — перебил его Чекист.
— Ах, да. Деньги. Деньги все я верну. До копейки. Всё в казну. Всё народу! Э… Трудовому народу. Трудящимся. Всё родной советской власти!
— Не надо возвращать, — сказал Чекист.
— Правда? – с надеждой спросил чернявый человек.
— Правда. Без вас всё подсчитаем, всё спрятанное найдём, и вернём всё, что у вас есть, в казну. До копейки. А теперь слушайте, в какую банду вам предстоит внедриться.
— Весь внимание!
— Вы ведь называли ветеранов первой чеченской войны ельцинскими бандитами, от которых мужественный Кадыров защищал свой народ?
— Да… Но…
— Никаких но. Вы внедряетесь в их банду. Вернее, в их боевое подразделение. В качестве вольнонаёмного уборщика.
И впавшего в истерику экс-аналитика чьи-то цепкие руки уволокли к новому месту службы.