Чекист - литературнo-публичистический проект на тему альтернативной истории

Чекист - литературный проект на тему альтернативной истории.
Группа Вконтакте

К чекисту уже приводили: (список по алфавиту)

Человек похожий на Константина Затулина

Посол недоброй воли (человек, похожий на Константина Затулина)

Затулин Константин у ЧекистаПосол недоброй воли (человек, похожий на Константина Затулина)
— Выручайте нас, Константин Фёдорович, — сказал Чекист и жестом предложил гостю сесть, — никак без вас не справляемся.
— Я знал, что вы ко мне обратитесь, — садясь в кресло, важно ответил солидный мужчина средних лет в дорогом пиджаке.
— Конечно-конечно. Без вас новой власти ну совершенно никак не обойтись.
— Естественно. Трудно обойтись таким м-м-м… людям (Константин Фёдорович едва не произнёс то ли слово «быдло», то ли «голодранцы»).. да… таким людям, как вы, без нас. Без людей опытных, интеллектуально развитых. Умеющих работать по дипломатической линии…
Чекист молча кивал головой и ласково улыбался.
— Да, так собственно… — прододжал его гость всё более и более важным тоном, — Если вы предлагаете мне пост министра иностранных дел новой советской России, то… хм… То я не против.
Чекист нежно глядел на посетителя и продолжал кивать. Вполне удовлетворённый этим посетитель развалился в кресле и сказал уверенным тоном хозяина положения:
— Осталось только обсудить вопрос с заработной платой. Уровень жизни меня и моих близких должен быть сопоставим с прежним. И кстати, о семье. Я думаю, что и для них у вас должны найтись должности не ниже прежних. В конце концов, ведь у вас, наверняка, ни в каких областях нет специалистов…
— Что вы, что вы, Константин Фёдорович, — сказал вдруг Чекист, — вы меня не так поняли.
— Да? – удивлённо произнёс Константин Фёдорович, — ну что ж… Пост замминистра тоже, в конце концов…
— Никакого замминистра, — виновато сказал Чекист и развёл руками.
— Но… Но я не понимаю! Что за шутки!
— Никаких шуток, Константин Фёдорович, всё очень серьёзно. Такое сложное поручение можете выполнить только вы. Вы ведь знаете, что в горах Чечни по-прежнему орудуют недобитые ваххабитские банды, сформировавшиеся из верных предыдущему режиму кадыровцев?
— Да, но… Но какое я имею к этому отношение?
— Самое прямое, милейший Константин Фёдорович. Сегодня ведь эти бандиты фактически обрели смысл своего существования на почве русофобии. На почве вражды с Россией. Нам нельзя этого допускать! Нам нужно сделать так, чтобы внутри этих банд были люди, которые сказали бы «мы этого не хотим, мы хотим добрых отношений с Россией». Вот поэтому мы и решили отправить вас туда.
— Но… Но как же…
— И не беспокойтесь, Константин Фёдорович, — голос Чекиста стал совсем ласковым, уже до приторности, — разумеется вы поедите вместо со всей семьёй… Увести! – последняя фраза, сказанная металлическим голосом, почти не была слышна. Влетевшие из-за двери конвойные ориентировались не на неё, а на звук падающего тела.
— Вернее, унести, — поправился Чекист, показывая пальцем на лежащего в обмороке экс чиновника. Чекист любил точность в выражениях.