Чекист - литературнo-публичистический проект на тему альтернативной истории

Чекист - литературный проект на тему альтернативной истории.
Группа Вконтакте

К чекисту уже приводили: (список по алфавиту)

Человек похожий на Алексея Навального

Алексей Анатольевич НавальныйПовальный распил (человек, похожий на Алексея Навального)
— Дверь мне запили! Давай, запиливай! — мерзкий голос из-за двери непрерывно повторял одни и те же две фразы.
— Без улучшений? — спросил Чекист с интересом.
— Без, — ответил, закуривая, врач, — какие тут улучшения. Так и будет кричать, пока глазок открыт, и мы на него смотрим.
— Пил-запил-распил-припил. Пил-пил-пил распил, двапил, — неслось из-за двери, а затем мерзким голосом снова следовало «Дверь мне запили!».
— Вы его таким и нашли? — спросил врач.
— Да, таким и нашли. Сначала его называли Кабальным — он у своих хозяев заокеанских в кабале находился. После того, как ему финансирование урезали, он стал своих подельников обвинять в том, что сами пилят, а ему недодают. В итоге команда быстро развалилась, а его стали назвать Развальный. Затем, — продолжил Чекист, переждав особенно громкий вопль «давай распиливай», — ему пришлось отсиживаться в Грузии. Ибо в России, он стал Опальным и навострил от нас лыжи. Сначала в Грузии всё было неплохо, но он и там завёл свою лесопилку. И стал Подвальным — в подвале отсиживался, пока его местный царёк с полицией по всей Грузии искал. И поймал, бы, но подобрали его грузинские воры в законе. Вскоре он и их принялся обвинять в том, что они распиливают общак, а ему денег не додают. Доказать он как всегда ничего не смог, а потому стал, Кавайным, и даже, пардон, Оральным и Анальным. В таком состоянии и попал к нам.
Врач покачал головой и закрыл глазок. Воцарилась тишина.
— Судьба либерала, — задумчиво сказал он, — что ж вы от меня хотите? Вылечить?
— Нас некоторые связи его бывшие интересуют. Может, удастся узнать?
— Вряд ли, — сказал врач, — но мы попытаемся. Медицина благодаря подопытным, которых вы нам так щедро поставляете, делает большие успехи…
— Это дело я люблю! Это дело я люблю! всё на свете я пилю-ю-ю-ю-ю!!!!!!! — раздался истошный визг из-за двери. Немузыкальное завывание этой лесопилки, переходящее в ультразвук, было так не-выносимо, что врач, морщась, взял Чекиста под руку и повёл к выходу.
— Но обещать не могу, — сказал он, дождавшись паузы в вое, — сами видите.