Чекист - литературнo-публичистический проект на тему альтернативной истории

Чекист - литературный проект на тему альтернативной истории.
Группа Вконтакте

К чекисту уже приводили: (список по алфавиту)

Сломанная башня

Охта центр Газпром

Сломанная башня
Старик присел на лавочку и задумался. События тех тревожных дней вновь встали перед его мысленным взором. Сейчас около полудня, светит яркое солнце, красиво отсвечивая на раннем осеннем снегу. А тогда пасмурным ноябрьским утром под холодным моросящим дождём они бежали к этому же зданию от моста, стреляя на ходу. Сейчас из окон отсвечивают солнечные блики. А тогда оттуда летели пули газпромовской охраны. Им всем тогда пришлось бы ой как туго — на почти открытом месте, против хорошо вооружённой охраны. К счастью тогда вовремя подоспели моряки-балтийцы, прикрыли их огнём из автоматических пушек со стороны Невы.
Им всё же удалось прорваться в здание, и он по рации, уже дважды раненый, корректировал огонь моряков по зданию. Почти до вчера шёл бой. В коридорах, залах заседаний, кабинетах, офисных помещениях, узких вентиляционных шахтах… кинжальный огонь, схватки в рукопашную…
А затем почерневшую, обугленную покосившуюся башню свалили взрывом.
Он встал с лавочки и пошёл к торчащему, как единственный гнилой зуб, обрубку. Каждый год он приходил сюда, и каждый раз казалось ему, что в воздухе по-прежнему висит запах гари, и вот-вот из-за Охты покажется трёхцветный БТР, чтобы зайти им в тыл, и начнёт пальбу.
В середине огромной площади перед комплексом музея истории города стоял обелиск павшим во время штурма башни. К нему-то и направлялся Чекист. Если пойти от него налево — то можно будет полюбоваться раскопанными фрагментами Ландскроны и Ниеншанца. Там же — большие выставки, видеоэкпсозиции, тематические инсталляции, посвящённые допетровской истории мест, на которых стоит город. Туда очень любит ходить Сашка — младший внук, который уже сейчас хочет стать историком. От неолитической стоянки его за уши не оторвать.
Направо — современная, послереволюционная история. Упавшие обломки башни, законсервированы и перестроены в странное здание в виде изломанной трубы. Под ней устроены подземные помещения. Там очень много интересного. Показываются наглядно достижения советских инженеров, большая экспозиция посвящена метрополитену, кварталу «сверхлёгких» небоскрёбов, выросшему в бывшем пригороде Колпино… Но Чекист не очень любил этот комплекс. Он всё-таки напоминал о башне.
А вот прямо — прямо торчал пятидесятиметровый обрубок, будто только вчера взорванный, и в нём был музей преступлений капитала. Там можно было наглядно увидеть, как выглядел город в по-следние годы антинародной власти. С торчащей над Невой уродливой вышкой. С кричащими рекламами с нерусским текстом, с сексшопами, с бездарными стекляшками на месте исторических зданий, город задыхающийся без зелени. Захламлённый «торгово-развлекательными центрами», стоящий в пробках…
Сюда Чекист заходил только один раз, и то в качестве эксперта. Его, как одного из немногих очевидцев события попросили консультировать создателей реконструкции штурма, и внутренней отделки офисных помещений. Здание снаружи, и часть помещений изнутри выглядит так, как будто здесь только что свистели пули, а взрыв, снёсший большую часть небоскрёба произошёл час назад. Это он знал. И именно поэтому никогда сюда не ходил.
Он подошёл к обелиску, и положил к подножию принесённые цветы. Память в последнее время начала подводить, но имена всех он помнил, и можно было не смотреть на табличку, на которой выгравированы имена. Юра… Олег… В прошлом году на юбилей приезжали ветераны из других городов. Их уже осталось не так много — полтора десятка человек. В позапрошлом году умер не дожив до восьмидесяти Иван Николаевич — земляк, с которым они ходили сюда вдвоём столько лет.
Некоторое время он стоял, полуприкрыв глаза от слишком яркого солнца, а потом по военному чётко развернулся и пошёл в сторону метро. Дома уже ждали деда за праздничным столом. И Сашка опять заберётся на колени и потребует рассказать, как дед воевал с контрой на Охте…