Чекист - литературнo-публичистический проект на тему альтернативной истории

Чекист - литературный проект на тему альтернативной истории.
Группа Вконтакте

К чекисту уже приводили: (список по алфавиту)

Сибирские каникулы

Сибирские каникулы
Дон Алесандро лениво откинулся на обитую бархатом спинку кресла и вытянул вперёд руку с золотой печаткой, для того чтобы верный член семьи смог исполнить ритуал. И тут же верный подручный крёстного отца, Санглорио Фальконе, более известный партийцам под другим, русским именем (которое было просто дословным переводом итальянского) почтительно приложился губами к золотому перстню.
Дон Алесандро встал и, взяв своего друга под локоть, повёл его к роскошной фарфоровой вазе с фруктами, насвистывая песенку герцога из севильского цирюльника.
— Мы коммунисты! Нас мало, мы должны помогать друг-другу, — сказал он и засунул своему товарищу в рот виноградину, — что там у нас в districto chentrale?
Дон Контрионе руководил семьёй, стараясь по мере сил не светится. Сюда к нему на загородную виллу стекалась информация об уплате торговцами дани, поставках колумбийского кокаина, об игорном бизнесе, и многочисленных других криминальных, полукриминальных и вполне легальных делах, которые вёл Контрионе. В последнее время его стали сильно интересовать партийные дела. Именно поэтому он заслал в КПРФ своего старого друга, с которым ещё бежал из Италии, спасаясь от карабинеров. Фальконе сделал там успешную карьеру, быстро достигнув поста депутата госдупы, но при этом остался верным консильери своего босса.
Центральный район, или districto chentrale, как его именовали в семье, был первым захваченным Контрионе плацдармом, а потому был ему особо дорог.
Санглорио уже открыл было рот, чтобы начать рассказывать, как палисандровая дверь роскошного палаццо раскрылась и в комнату вошёл Чекист.
— Бонджорно, граждане итальянцы. Я комиссар Катанин, — коротко отрекомендовался он, — Вы арестованы, дон Алесандро! Ваше имущество отходит в доход государства. Собирайте вещи!
— О, mia donna! — вскрикнул Контрионе и схватился за сердце.
………………….
— Мафия бессмертна, — сказал Контрионе, залезая в автозак, — Алесандро Романо дель Контрионе ещё никто не отправлял в Сибирь!
— Советская власть периодически делает то, что никто ещё не делал до неё, — ответил комиссар Катанин и захлопнул дверь.