Чекист - литературнo-публичистический проект на тему альтернативной истории

Чекист - литературный проект на тему альтернативной истории.
Группа Вконтакте

К чекисту уже приводили: (список по алфавиту)

Похоже на проект «Гражданин поэт»

Гражданин поэтПоэтом ты так и не стал, и прав гражданских не имеешь.
Господа веселились. Жирный писатель, одетый в белый латекс, скакал на четвереньках по сцене и хлопал бумажными крыльями, изображая пегаса, а четверо порноактрис совокуплялись на заднем фоне, изображая игру муз. Это был уже почти финал.
Уже отплясали на сцене лесбийский танец член общественной палаты и крестница президента, изображавшие Ахматову и Цветаеву. Уже проскакал три раза по сцене накрашенный гуталином карлик в набедренной повязке, который символизировал Пушкина. Уже ползал на четвереньках, хрипя и волоча за собой гитару, известный артист, изображая находящегося в наркотическом опьянении Высоцкого. Уже дуэт комиков долго потешно отстукал друг друга по лбу пистолетами, изображая дуэль Лермонтова с Мартыновым, и обыгрывая дословно выражение «драться на пистолетах». Уже хор траснвеститов пропел гимн страны с новыми игривыми словами.
Впереди оставалось только распятие на кресте потомственного артиста, облачённого в терновый венец. Это действие, как и все предыдущие, было пропитано глубочайшим символизмом. Сначала лавровый венец поэта превращался в терновый венец борца за свободу. Потом следовало распятие, символизировавшее гонения со стороны кровавого режима. А затем артист должен был бодро сойти с креста, лихо пропеть матерную частушку (тем самым являя свой нонконформизм) и совокупиться со всеми музами по очереди, что должно было символизировать бессмертие жизни и победу свободы над тиранией.
Поэтический вечер подходил к концу, богемная публика аплодировала и поливала друг друга шампанским. Она была несказанно обрадована, что шедевры мировой литературы оказались вовсе не скучными и вполне понятными. Высокое искусство оказалось доступным и даже в некотором роде будничным. Ничего такого, чего бы московский креативный класс ещё не видел, на сцене не проис-ходило. Когда зал стал наполняться людьми в форме, никто не принял этому особого значения. Они восприняли это как часть спектакля.
А люди в форме быстро и деловито расставили пулемёты, и затем по команде старшего в кожанке открыли пальбу. Всё было кончено в несколько секунд. На сцену будто бы сам собой упал занавес.
— Finita la comedia — сказал Чекист и добавил, имея в виду свежие братские могилы, выкопанные возле посёлка Серово, — Всех на Чёрную Речку.