Чекист - литературнo-публичистический проект на тему альтернативной истории

Чекист - литературный проект на тему альтернативной истории.
Группа Вконтакте

К чекисту уже приводили: (список по алфавиту)

Литераторские мостки

Литераторские мосткиЛитераторские мостки
— Товарищи Чекисты! — возвысил голос комиссар.
Высыпавшие из автобуса курсанты школы КГБ быстро построились в шеренгу под его придирчивым взглядом.
— Сегодня мы приехали на знаменитые литераторские мостки, — продолжил комиссар. Здесь вы осмотрите могилы многих известных деятелей науки, искусств и культуры. Знаменитых писателей, художников, артистов.
Комиссар передал зелёных первокурсников экскурсоводу, а сам подсел в кабину автобуса к води-телю. Тот молча показал пальцем на лежащую на торпеде пачку сигарет. Закурили.
— А помнишь, Маневича могилу? — спросил комиссар.
— А то. Устроили там, понимаешь, депутатское крыло! — водитель в сердцах сплюнул в окно, — Гнида всего пару лет питерским Госкомимущества руководила, грохнули её в бандитских разборках — и положили рядом с Блоком и Радищевым.
— А надгробие? Такому надгробию любой обзавидуется!
— Хорошо, форма круглая, подходящая. Из неё потом памятник ядерщику сделали. Здоровенная глыба!
— Главное, родным ядерщика не говорить!
— Я-то точно не скажу!
Комиссар стряхнул пепел в окно и провёл рукой по седым волосам:
— Этим-то желторотым и не объяснить теперь, что за время было, — он показал пальцем за спину в салон автобуса, будто курсанты ещё сидели там.
— Ну да. Депутатская аллея на литераторских мостках. Что ни рожа, то бандит, в разборке убитый.
— И могилы как у авторитетов оформлены. А для них слово авторитет имеет чёткий и однозначный смысл. Как в словаре Даля написано. Хорошо им!
— Для того чтобы им было хорошо, мы и работали, — ответил водитель, — мне внук тут говорит давеча: «деда, а литераторские мостки так называются, потому что там братская могила всех литературных халтурщиков?». А я даже и не знаю, плакать или смеяться!
— Ладно, дед, не ворчи! Пойдём, полюбуемся лучше!
И они вышли из кабины и пошли на угол. Оттуда монумент, исполненный в виде горящего костра, под которым лежал пепел сотен тысяч книг порнографов, графоманов, бездарей, очернителей про-шлого великой страны и прочих «писателей» ушедшей навсегда эпохи был виден лучше всего.
— И как раз на месте депутатских захоронений, — удовлетворённо заключил водитель (сержант в прошлом, а ныне вольнонаёмный), аккуратно бросая окурок в урну…